Автор Тема: Перевод Корана  (Прочитано 6781 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн alqasawi

  • Administrator
  • Sr. Member
  • *****
  • Сообщений: 308
  • Свидетельства о нем: +91/-4
    • E-mail
Перевод Корана
« : Июнь 06, 2013, 11:49:39 am »
Еще никто не оценил!
Это черновик и наброски к предисловию к переводу:
Прежде чем в других книгах человек нуждается В Коране. Поэтому прежде всего мы должны уделить внимание этому. Ведь на русском языке так и нет удовлетворительного авторитетного перевода. См. тему "Дискредитация современных переводов Корана"
Поэтому мы продолжаем перевод тафсира Табари, но не как тафсир, а как просто перевод Корана.

Тафсир не полностью. Потому, что он очень длинный. Одна Фатиха только около 200 стр. Особенность тафсира Табари в том, что он приступая к тафсиру какого-либо аята аята, вначале дает его краткое толкование. Своего рода перевод с арабского на арабский. Ведь мы знаем, что перевод это уже тафсир. Любой переводчик, хочет он того или не хочет, сначала истолковывает текст у себя в голове, осмысливает его, а затем передает те смыслы, что у него образовались в голове на другой язык. Если переводчик поймет по другому, то и перевод его будет другой. То есть в перевод неизбежно закладывается понимание переводчика, его толкование Корана. Это касается не только Корана, но и всех текстов.
И раз переводчику не избежать толкования, он не должен толковать, опираясь на свое понимание и мнение. Знание только арабского языка недостаточно. Ведь одно слово может иметь много смыслов, и в Коране может подразумеваться как все смыслы, так и только один среди многих. Остальные смыслы кроме одного могут быть неприменимы, и даже более того остальные смыслы могут полностью противоречить Корану, шариату, исламскому вероучению. Для того, чтобы читатель понял приведем пример:
Аят о Юнусе, когда он покинул племя. См.
Может быть так что не подходит ни один из смыслов слова, которые есть в лингвистическом словаре. Шариат зачастую накладывает на слова свои смыслы и слово нужно понимать не в его лингвистическом значении, а в так называемом шариатском значении. Хотя конечно между этими значениями есть определенная связь. Например салят. закят. ... И даже одно и тоже слово в одном месте может толковаться в его лингвистическом значении, а в другом месте Корана в шариатском. Также в зависимости от контекста нужно выбирать другой лингвистический смысл, ил другой шариатский смысл. Поэтому переводчик, если он переводит сам, помимо знания арабского языка должен должен быть первоклассным специалистом по тафсиру, методологии тафсира и фикха, должен обладать глубокими познаниями в акъиде, фикхе и других областях исламских наук. В противном случае в области переводов мы будем наблюдать такую плачевную ситуацию, какую сейчас и имеем. Что же делать в таком случае. Можно и нужно обратиться к кратким толкованиям, буквально в нескольких предложениях, которые сделаны авторитетными толкователями.
Есть толкователи, которые кратко истолковали аяты Корана, выбирая нужные смыслы, основываясь на свои авторитетные знания. То есть можно сказать, что они перевели Коран на арабский язык. Подобно тому, как переводчики переводят с арабского на русский, они перевели с арабского на арабский. И если мы переведем этот арабский перевод на русский, то с переводчика спадают такие огромные, практически недостижимые на сегодня требования, возлагаемые на толкователя. Эти авторитеты проделали работу толкования, выбрали правильные смыслы и дали авторитетные переводы. При переводе на русский язык уже не будет такой опасности искажения из-за незнания наук, ибо они уже истолковали и разъяснили. Перечислим некоторые авторитетные арабские переводы. Перевод Уахиди - краткий тафсир - перевод Аль-Уаджиз" (Лаконичный). Тафсир перевод Джалялейн - перевод на арабский имамом Джаляляддином аль-Махалли. Перевод незавершенный, но в ввиду его нужности перевод завершил Джаляляддин ас-Суютъи. Поэтому перевод назван Джаляляйн (Два Джаляля). Есть и другие. Но мы выбрали тафсир Табари. Самый авторитетный классический тафсир. Хоть это и огромный тафсир, но Табари делал толкования особым способом. Вначале приводит аят, затем перевод аята на арабский, то есть перевод-тафсир - краткое, одним двумя предложениями толкование аята. А затем подробное толкование, где он обосновывает и раскрывает свой перевод, попутно приводя и другие смыслы и толкования, а в конце объясняет почему он предпочел смысл, который выбрал, и почему оставил смыслы, приведенные другими толкователями. Попутно приводит подробные объяснения. Вот мы и решили воспользоваться этой особенностью тафсира Табари и перевести на русский его арабский перевод-тафсир. По объему он будет сопоставим с Мунтахабом или переводом Абу Аделя. В начале мы взялись за весь перевод тафсира, но обнаружили, что задача это непосильная для одного человека, а дело коллегии. Но ввиду острой нужды читателя в авторитетном переводе Корана, мы решили перевести перевод-тафсир Табари. (Мы уже демонстрировали перевод-тафсир Табари в переводе полного тафсира сур Алякъ и Муддассир).

У нас есть переводы опирающиеся на краткие толкования, например мунтахаб - перевод краткого толкования, сделанный коллегией азхаровцев (группа кр"ученых" Каирского университета Азхар). Также есть перевод Абу Аделя - калька с тафсира муяссар (облегченный тафсир). Но проблема обоих в том, что и Мунтахаб и муяссар есть тафсиры современные, выполненные современными "учеными". И мы видим, что ориентация Абу Аделя на муяссар, и Кулиева на Саади не спасла их от куфровского перевода аята об Ионе. Что касается архаровцев, то им тоже нет доверия. Поэтому мы решили взять классический авторитетный тафсир. В планах также есть перевод Уахиди и Джаляляйн.
Также нужно заметить, что для переводчика недостаточно смотреть только краткий перевод-тафсир. Ориентация только на него тоже иногда может дать сбои и привести к ошибкам и заблуждениям, которые он избежал бы если бы обратился к полноценному тафсиру. Поэтому при переводе мы взяли за правило следующую методику: При переводе каждого аята читаем краткие тафсиры-переводы, указанные выше, которые дают возможность ознакомиться и составить общее понятие о смысле аята: Табари, Уахиди, Джаляляйн. Затем контролируем себя полноценным тафсиром Табари, выверяя все слова, понятия и смыслы. При необходимости обращаемся к другим авторитетным тафсирам: Ибн Касир, Куртуби, Маварди, Шаукяни, ибн Джаузи и др.. По мере нужды и пользы в перевод-тафсир Табари внедряем краткие пояснения из самого тафсира Табари в сам текст в скобках, либо в примечаниях.
Затем мы посматриваем существующие русские переводы, которые есть у меня на руках: Крачковский, Кулиев, Абу Адель, Саблуков, Османов, Порохова, Шидфар, Шумовский. Ввиду распространенности первых двух, мы делаем пометки об ошибках Кулиева и Крачковского, которые мы планируем издать отдельно. По аналогии с Джалялейном мы назвали их Кафеин (Два К). Других мы назывем СКОП (Саблуков, Кафеин, Османов, Порохова). Штудируем мы их переводы для того, чтобы подобрать удачные русские слова. Другое требование для переводчика - хорошее знание русского. Без этого получится такой корявый с точки зрения русского языка перевод как у Кулиева, который впрочем сглажен калькацией с Османова и Крачковского
Переводчик должен обладать языковым вкусом о определенной языковой эрудированностью. Должен пробовать на вкус слова, прокручивать в голове, пробовать на слух, чтобы перевод звучал естественно не напряженно, обладал правильной стилистикой, подходящей эмоциональной нагрузкой, экспрессивной окраской, не вызывал отрицательных ассоциаций, не заставлял бы читателя морщиться. Я конечно не утверждаю, что профессионально владею такими способностями, но могу сказать, что обладаю определенным навыком и вкусом, и по крайней мере просматриваю все переводы в поисках одного слова. Могу сказать, что удачнее всего в выборе слов Крачковский, редко Саблуков, Порохова, Османов Кулиев.
Затем просматриваю синонимические словари, тезаурусы, просто словари, толковые словари в поисках одного самого удачного слова. Иногда приходиться перерабатывать тонны слов ради одной крупицы слова. Затем прокручиваешь обороты слов, и тоже прикидываешь самые удачные. Это нужная работа, потому, что часто бывает так, что слово правильное, но несет негативный оттенок, отрицательные эмоции. Как например у Кулиева "Аллах на всякую вещь способен". Что это значит? Такой оборот используют для подлого человека. Да превыше Аллах от такого. Не следует давать ход таким ассоциациям. Конструкция слов тоже важна. Коран нацелен помимо разума, также и на чувства. Кто пытается передать эмоциональную окраску стихами, поступает очень мерзко и отвратительно, тем, что пытается соревноваться с Кораном и сделать его подобие. В этом плане Кулиев прав, но в свою очередь у него неподобающе сухой, официальный, прямой язык. Как будто это речь лектора. Подобно тому, как переводчику не избежать тафсира, ему не избежать и передачи эмоций, и здесь нужно стремиться к тому, чтобы использовать естественный не напряженный язык, чтобы возникали те чувства, которые должны быть вызываемы. Снова в этом удачен Крачковский, и отчасти Шидфар.

...

Мы старались везде придерживаться точного перевода без вольностей, как это зачастую происходит у Османова. Для того, чтобы пояснения и толкования не смешались с переводом, мы заключали их в скобки. Причем везде где это возможно, мы старались вводить пояснение так, чтобы оно гармонично вписалось в перевод не нарушая плавность речи. Обратный способ заставляет читателя все время отвлекаться и не дает ему воспринимать текст целостно. Так квадратные скобки у Абу Аделя делят текст. Текст мунтахаба плавный, но нет возможности отделить сап перевод от развернутого толкования. По сути мунтахаб и есть развернутое толкование. Конечно обычный перевод это тоже ничто иное как толкование, но добавочные развернутые пояснения это другое.

Минусы переводов, которые мы старались, насколько нам облегчит Аллах избежать.
Абу Адель
1) Перегруженность текста
2) Опор на тафсир Муйяссар. По сути перевод Абу Аделя это перевод тафсира Муйяссар. Мы тоже всегда старались задействовать тафсиры, но мы не брали современных тафсиров, к которым у нас нет доверия. Почти всегда во главу угла мы ставили тафсир Табари, не пренебрегая конечно и другими тафсирами, главным образом: Тафсир Ибн Касира, Куртуби, Зад аль-Масир Ибн Джаузи, Фатх аль-Къадир имама Шаукяни, Аль-Уаджиз имама Уахиди, тафсир Изза бин Абдис-Саляма и другие.

Кулиев.
1) Ориентирование на тафсира Саади, который мы не приняли во внимание по той же причине. Хоть Кулиев и пишет, что обращался к тафсирам, это не спасло его однако от совершения критических, непростительных ошибок, доходящих до куфра:
пример. Это такая ошибка, которую не может допустить даже самый простой, безграмотный мусульманин. Ведь это касается основ религии. Если бы он удосужился заглянуть в любой классический тафсир, он не допустил бы такой страшной ошибки. И этот куфр допустили подавляющее большинство переводчиков. Одним из правильных переводов этого аята является мунтахаб. Но так как он тоже труд современников, мы не взяли его.
2) Некорректный русский язык. Переводчик на русский язык должен обладать известным чувством языка. Он сколь угодно может знать язык оригинала, но раз он переводит на русский, он обязан знать и русский. Иначе он не добьется, чтобы читатели восприняли текст верно насколько это возможно. При чтении чувствуется сухость, формальность и некоторая корявость языка. Я конечно нисколько не ратую за поэтические переводы типа переводов Пороховой, Шумовского, Шидфар. Перевод Пороховой это вообще ужас. Я не буду говорить о куче идеологических ошибок, ее искажений. Это в частности неплохо разобрал Кулиев. Но мне претит сам подход: переводить Коран стихами. Коран не стих и Коран сам это опровергает.
Это серьезная книга (аят)
Когда я читаю или слышу эти "возвышенные": ужель да коль, меня уже воротит. Это не подходит духу Корана. Чем она лучше Пушкина, который написал "подражание Корану". А разве не куфром является подражать Корану. И в таких стихах всегда есть намек на подражание. И даже не подражание а творчество. Поэт пытается сотворить подобие Корана. Хоть на словах он и будет отрицать, что пытается создать аналог Корана, но по сути это так.
...
Коран не стихи, не поэзия. Обычный стих с жесткой рифмой, наскучивает и утомляет. Это метод человека. Коран же это и не проза и не поэзия, а то, что можно назвать ритмической прозой. Это намного больше услаждает слух, чем просто поэзия. Человек не пресыщается Кораном как поэзией, но и не отвращается сухостью прозы. Наоборот он очаровывается Кораническим стилем.
Поэтому более удачен в этом плане опыт Шидфар. Потому, что она задействовала не стихотворные чистые рифмы, а ритм словообразовательных окончаний типа: -ание, -ение. В Коране тоже часто применяется ритм окончаний, типа -уун, -иин.
Но такой подход накладывает много ограничений, делает текст неестественным, для рифмы переводчик поступается смыслом и в итоге искажение. Поэтому нужно полностью отказаться от стихотворной формы. Ритм Корана не передаваем и одна из особенностей его иджаза. Нужно стремиться передать правильный смысл в естественном эмоциональном фоне.
...
« Последнее редактирование: Июнь 07, 2013, 09:20:15 am от абдуссамад »



Теги:
 
Share this topic...
In a forum
(BBCode)
In a site/blog
(HTML)


Powered by EzPortal